Впечатления Юлии Скуридиной, 2014

Валаам. Часть 2. Люди

Люди — ценнейший капитал Валаама. Те, которые там живут, и те, которые приезжают. Случайных людей там нет, ну или почти нет. 

Это могло бы стать сюжетом для популярного фильма: «большой брат» собирает на острове людей с разных уголков Земли и с разными судьбами для выполнения определенной миссии. Только все сценарии уже придуманы за нас. Колесо судьбы запущено, оно перемалывает, смешивает истории и человеческие жизни, очерчивая, в конце концов, петляющую, но вполне различимую дорогу.

Валаам — это не то место, куда приезжают просто отдохнуть. За редким исключением сюда попадают по внутреннему зову, это люди ищущие. Поиск — вот, что объединяет тех, кто в свой единственный в году отпуск вместо того, чтобы праздно проводить время в одной из множества стран мира, грузит чемодан на корабль «Святитель Николай», чтобы в ближайшие три недели заниматься подчас нелегким физическим трудом. Единая цель роднит души, поэтому, оказываясь на острове, будто попадаешь в огромную семью. География на Валааме обширна: помимо очевидных центральных и северо-западных регионов России, здесь представлен юг и Поволжье, Урал и Сибирь, а также Украина, Беларусь, Казахстан. Но остров стирает все границы и все различия: социальные, возрастные, национальные, религиозные. Неважно кто ты: чиновник или слесарь, студент или учитель, богач или бедняк — на поле, на кухне, на пилораме, в огороде или в саду это не имеет никакого значения. Работают все одинаково, и по степени тяжести труд разделяется только на мужской и женский. Валаам выводит всех на один уровень, напоминая о том, что перед Богом все равны. Здесь не встречают по одежке. Рабочая форма, резиновые сапоги, длинная юбка и платок нейтрализует социальные роли и обнаруживает в каждом ЧЕЛОВЕКА.

На Валааме ты нигде не отражаешься: нет больших окон и витрин магазинов, и зеркало в душевой, отмеряющее примерно половину тебя, становится пределом возможностей для любования собой. Сначала чувствуешь себя немного неуверенно, например, когда нужно поправить платок перед выходом, но через три недели необходимость смотреть на себя отпадает. Потому что за это время внимание переключается с внешнего на внутреннее. Здесь учишься не оценивать себя со стороны, здесь сбрасываются маски. Здесь начинаешь отражаться в глазах окружающих тебя людей, а люди отражаются в твоих глазах.

Если уж ты оказался на Валааме с какой-то целью, то и попутчиков остров подберет тебе подходящих. Одни люди будут даны в поддержку, другие — для испытания и смирения. Причем у каждого Валаам нащупает самое больное место и будет давить на него. Любая встреча на острове, пусть даже кратковременная, не случайна. Порой одна фраза, сказанная помощницей повара на кухне, выстрелит сильнее, чем толстая духовная книга. Здесь, как в настольной игре, ты передвигаешься по квадратикам, на каждом из которых тебя поджидает очередное задание.

С самых первых дней на острове сталкиваешься с необходимостью выстраивать баланс между общением и уединением. Общения действительно много: практически с утра до самого вечера ты находишься в окружении людей независимо от своих желаний и от настроения. Людей, которых ты не выбираешь, а которые посланы тебе Богом так же, как и ты послан им. Поначалу такой тесный контакт утомляет, но в конечном итоге это помогает лучше понять себя, свои потребности, учит принимать людей такими, какие они есть, смиряться, с одной стороны, и защищать свои границы, не изменять себе, решительно говорить «нет», с другой. Результат такого трехнедельного балансирования — внутреннее спокойствие и уверенность, резкое повышение столбика на градуснике любви к себе и к окружающим людям.

За время пребывания на Валааме довольно сильно изменилось мое восприятие монахов и монашеской жизни. Раньше мне казалось, что это люди, которые во многом себя ограничивают, не живут социальной и личной жизнью, замкнуты и необщительны. Все эти утверждения и сейчас могли бы быть верными, если бы не поменялось мое отношение к тому, что такое ограничения, социальная и личная жизнь, открытость в общении. Дают ли привычные в нашем понимании развлечения, возможности материального мира, принятые в обществе модели поведения внутреннюю свободу, любовь, счастье? Отнюдь нет. А служители церкви знают многое, чего не знаем мы, оттого глаза их светятся, источая тепло. Я не обобщаю сейчас, но я видела таких людей. И, кстати, они очень общительны, и жизнь у них наполненная и интересная. Потому что большое значение имеет то, чем наполнять.

С одной стороны, люди, с которыми я познакомилась на Валааме, напоминают случайных попутчиков, многих из которых я наверняка больше никогда не увижу, но которым было легко открывать душу. С другой стороны, я знаю, что некоторые навсегда останутся в моем сердце, потому что все мы на три недели были вырваны из привычной обстановки, все оказались в одинаковых условиях, всем нам было местами тяжело, но чаще — очень весело. И мы не смогли бы прожить этот период дружно, если бы не научились поддерживать и понимать друг друга. Слышать друг друга. Своего рода экспресс-курс по любви к человеку. Очень рекомендую!

Источник: http://duscha-goroda.livejournal.com/4605.html

НаверхДалее